Просвещение странствующего человека

Луис Ламур

Луис Ламур — трудолюбивый гигант, американский классик, который прошел путь от угольной шахты до всемирной известности. Он написал больше ста книг и ежедневно проводил по шесть часов в день за машинкой. Закончив одну книгу в середине дня, он заправлял чистый лист и принимался за новую. Последние часы своей жизни он провел за вычиткой своей автобиографии «Просвещение странствующего человека».

Ещё с детства Ламура отличало крепкое здоровье и любовь к чтению. Его мать была заядлой читательницей и в домашней библиотеке хранилось три сотни книг: больше, чем у кого-либо в Джеймстауне 20-ых годов. Юный Луис часто наведывался в публичную библиотеку и возвращался с полными карманами книг. Его детство пришлось на время Великой депрессии в Америке, и в пятнадцать лет он покинул родительский дом, чтобы не обременять семью ещё одним голодным ртом.

Вместе с другими хобо он исколесил Запад, работая где придется, скитаясь и путешествуя, сменив множество профессий на земле и на море. Ему довелось трудиться на угольных шахтах и в бродячем цирке, гонять стада, работать могильщиком и боксером, отбиваться от малайских пиратов. В тридцать один год он вернулся в США с таким багажом знаний и опыта, который не каждый соберет за целую жизнь, и твердо решил стать писателем. Он получил больше двухсот отказов, прежде чем продал свой первый рассказ.

«Просвещение странствующего человека» (Education of a Wandering Man) — не автобиография в чистом виде, а истории и воспоминания Ламура о его кипучей молодости и дальнейшей жизни, объединенные темой образования. Обучение он находил в книгах, природе, встречах с людьми. Внимая, всматриваясь, впитывая беседы, задавая вопросы. Он учился каждую свободную минуту.

И книги занимали центральное место в его обучении. Даже в скитаниях и лишениях он находил возможности и читал по 50-100 книг в год. В свои поздние годы он читал уже 300 книг в год, а в личной библиотеке было до 20 тысяч книг. Она тоже была одной из самых крупных — в США.

Часто я слышу, как люди говорят, что у них нет времени на чтение. Это полная чушь. В течение года, пока я вел подобную статистику, я прочитал двадцать пять книг в ожидании людей. В офисах, приеме на работу, в ожидании дантиста, ожидая в ресторане друзей, и множестве таких местах. Я читал в автобусах, поездах и самолетах. Если человек действительно хочет учиться, он должен решить, что важно. Провести вечер в городе? Посмотреть на игру с мячом? Или узнать что-то, что останется с тобой на всю жизнь?

Зачастую, в пути у него не было выбора и приходилось читать то, что удастся достать. Шекспир и Гомер в карманных изданиях для путешественников соседствовали в списке прочитанного наряду с множеством дешевой бульварной литературы. Но, как говорил Ламур, содержание книги менее важно чем то, на какие мысли она наталкивает. «Книга или человек, давший мне идею или новый взгляд на старую идею — мой друг».

 

Для меня «Просвещение» стало таким другом. Луис Ламур мало известен на постсоветском пространстве, его книги не так много переводили и издавали. Я наткнулся на упоминание об этой книге, читая историю Кристофера Макэндлесса — «Просвещение» было одной из книг, которые он взял с собой на Аляску. Это одна из книг, которая не переведена на русский, но найти её на английском довольно просто. Читал её я на одном дыхании, то зависая над предложениями, то повторяя «Да! Да! Верно!». Я встретил родственную душу и был рад нашему знакомству.

Образование везде, и побуждает человека мыслить, вдумываться, запоминать.

Это не рядовой автор вестернов, и не простой штамповщик. Оставаясь во всех предыдущих книгах певцом фронтира, писавшим о пионерах, покорении природы и первопроходцах, последней своей книгой он воспел оду образованию. Образованию, которое не знает границ и продолжается всю жизнь.